Антисемитизм

Люди боятся очень многих вещей и ситуаций, а также, предметов, погоды, атмосферных явлений, этот список почти бесконечен. Интересно, что нередко один человек имеет сразу несколько фобий. Но, как правило, в этом случае, ни одна из них не бывает выражена настолько сильно, чтобы доставлять человеку серьезное беспокойство. А как в этом случае ведет себя больной? Среди окружающих его людей он имеет репутацию слабохарактерного человека, неспособного противостоять жизненным трудностям. Он лишь старается как-то уживаться со своими страхами, и держать их под контролем. В данном случае, юдофобия стоит несколько обособленно, и она вовсе не является фобией, которая возникла недавно, и никому почти не известна. Юдофобия, или иначе, антисемитизм, — явление, получившее большое распространение в различных странах и среди многих народов мира. Сколько существует история человечества, юдофобия всегда являлась актуальной темой, вызывающей много мнений и споров, тем не менее, фобия продолжает существовать и в наши дни, чему имеется немало подтверждений.

ПРАВЬ, БРИТАНИЯ МОРЯМИ… ЛЖИ!

Вперед От издательства Предлагаемая читателю книга представляет собой значительный вклад в освещение важного периода в истории нашего государства и общества и, естественно, в ту полемику, которую по сей день вызывают поднятые в ней проблемы. Нет сомнения в том, что сочинение Г. Костырченко — масштабное разносторонне документированное исследование, и его достоинство состоит прежде всего в том, что антисемитизм в политике Сталина рассматривается как неразрывная составная часть режима тоталитарного господства, как его инструмент, а не как самодовлеющая проблема или цель политики.

Разумеется, последнее слово в суждениях о книге, в том числе об отдельных оценках автора и персональных характеристиках ряда государственных и общественных деятелей, представителей культуры, принадлежит читателю. Не предвосхищая их, можно с уверенностью сказать, что книга вызовет неравнодушную реакцию и острую дискуссию, которых она вполне заслуживает. Введение Думается, прав был русский писатель Д.

Антисемитизм процветал еще до Второй мировой войны. Другими словами . У Гитлера была юдофобия, а не антисемитизм.

Материалы все явно клеветнические, без каких-либо мало-мальски серьезных обоснований, типичное раздувание антисемитских настроений. И раздувание вполне небезуспешное. Он-то эти качества евреев под сомнение и не ставит, и потому считает себя вправе открыто негодовать по поводу нового их проявления. Ну что ж, пожалуйте — очевидный массовый антисемитизм во всей его красе. Ну и ладно с этими шведами и турками — такие инсинуации нам не в диковинку, уже не одно тысячелетие тянется антиеврейская бодяга.

Полезней разобраться в нас самих — а что у нас внутри, нет ли того же самого и в нашем обществе? Ведь у нас должно быть прямо в генетической памяти все это зло — и кровавые наветы, и погромы, и Катастрофа. Мы не всегда понимаем — за что к нам такая многотысячелетняя людская неприязнь, зато умеем сплачиваться перед ее лицом. Тут же можно отметить, что и не только мы — еврейская масса — не можем понять этого.

Антисемитизм является одной из разновидностей ксенофобии[2][3][4]. С тех пор он обозначает именно вражду к евреям, несмотря на попытки, исходя из этимологии, распространить термин на арабов, ввиду того что они также говорят на языке семитской группы[5] Эдвард Саид и др. Иногда в качестве синонима используется термин юдофобия.

Для этой еврейской сплоченности нужна угроза, направленная против всех евреев: юдофобия или антисемитизм. Если такой внешней угрозы нет, это.

Введение Думается, прав был русский писатель Д. Эта мысль справедлива хотя бы потому, что проблема антисемитизма, которой посвящено данное исследование, наложила свой мрачный отпечаток на несколько столетий совместного бытия русских и евреев. Да и избавиться от подобного социального недуга вряд ли возможно без обоюдных усилий этих проживающих рядом друг с другом народов. Жизненно важная необходимость такого общего освобождения от вековой вражды и предрассудков на национальной почве продиктована уже тем, что истории известны случаи, когда под натиском генерируемой антисемитизмом ненависти уничтожалась культура народов и гибли целые государства.

Сила этого порока, помимо прочего, состоит и в том, что он почти так же стар, как и сама человеческая цивилизация, ибо в его основе лежит ксенофобия инстинктивный страх перед чужаками , которая, являясь первобытной составляющей человеческого инстинкта самосохранения, искони присуща психологии людей. В каком-то смысле прав был Альберт Эйнштейн, считавший антисемитизм неизбежным злом, тенью еврейства, сопровождающей его повсюду, а также своеобразной детской болезнью, корью человечества, с трудом избавляющегося в ходе цивилизационного процесса от первородных животных инстинктов.

Наряду с этой образной, с налетом скепсиса, дефиницией антисемитизма, суть его можно определить проще и рациональней — как комплекса убеждений и действий, направленных против евреев как этноса. Древнейшим видом антисемитизма принято считать такое конкретное проявление ксенофобии, как юдофобия, то есть нетерпимость к евреям, так сказать, на уровне индивидуального и коллективного бессознательного.

Существует также мнение, которого придерживался, в частности, один из российских идеологов сионизма века и врач по профессии Л. Пинскер, что юдофобия — это наследственное психическое заболевание, что, конечно, верно применительно к отдельным клиническим случаям, но вряд ли правильно, когда речь идет о социальном явлении в целом. Другим уходящим корнями в глубь истории видом антисемитизма является идеологический, проявляющийся как в религиозной форме скажем, как исходившие в прошлом от христианской церкви трагические гонения против евреев за их отказ признать Иисуса Христа Богом , так и в светской, под которой подразумевается прежде всего так называемый национальный, или расовый, антисемитизм.

Этот последний появился в веке, когда в Европе развернулся инициированный французской революцией года и поддержанный в году Наполеоном активный процесс уравнения евреев в гражданских правах эмансипация , ознаменовавшийся выходом их из духовной изоляции и гетто и последующей инфильтрацией в европейскую социально-культурную элиту, часть которой весьма значительная и авторитетная реагировала на это негативно.

Гойская юдофобия как причина конфликта (расовый антисемитизм)

Хотя и в этих двух фрагментах — отнюдь не следует видеть грозный указатель в сторону Латвии а латвийский случай отчасти проецируется и на Эстонию и Грузии соответственно. Речь шла скорее о двух типах ментальности и, соответственно, двух типах искажения истории, инспирируемых идеологами. Тут струны логических связей самые короткие.

В качестве синонима «антисемитизму» в начале XX в. можно встретить термин «юдофобия». Интересно отметить, что этот термин «появился на свет.

Исторический обзор Современная историческая наука остро ставит вопрос о необходимости определиться с целым рядом дефиниций, которые в каком-то смысле уже не соответствуют реалиям времени. Поскольку разговор на эту тему имеет под собой не столько лингвистический, сколько социальный подтекст, нам показалось важным внести свой посильный вклад в эту дискуссию.

Юдофоб — это человек, испытывающий неприязнь к евреям независимо от того, какие причины привели к ее возникновению. Но, во-первых, слово это существует и используется в литературе и юридической практике уже весьма длительное время, а во-вторых, пока никто не ввел в оборот никакого иного слова, которое заменило бы устаревшее.

Не случайно американская энциклопедия т. Заметим по ходу, что антисемиты встречаются и среди самих евреев, так что, если подходить буквалистски, эта формулировка также не лишена двусмысленности. Существующее противоречие используется для словесной эквилибристики и спекуляций теми, кто, разжигая вражду к евреям, хотел бы избежать обвинений в действиях, подпадающих под статью уголовного кодекса.

Наиболее часто встречается следующее утверждение: Ефрона С-Петербург, , т.

Юдофобия в современном мире

Антисемитизм как феномен мировой культуры Крапивенский С. Еврейское в мировой культуре. В связи с этим нас будут интересовать не отдельные стадии и эпохи в истории антисемитизма и не отдельные его разновидности антисемитизм религиозный, расово-биологический, бытовой и т. Юдофобия — это страх перед евреями, и именно такой психической патологией пытался Пинскер объяснить, то чему подвергались евреи в течение более двух тысячелетий 1.

Страх перед евреями сплошь и рядом порождает антисемитизм, а там, где последний уже существует, педалирует его, в особенности во времена, которые в общественном сознании представляют как предапокалиптические.

В эпоху Античности и в Средние века процветал главным образом не антисемитизм, но юдофобия — одна из форм межрелигиозной.

Рассказать Рекомендовать Очень трудно логично объяснить причину, по которой один народ решает, что он лучше другого. Термин"антисемитизм" обозначает нетерпимость и враждебность по отношению к еврейскому народу. Проявляться эта враждебность может в быту, в культуре, в религиозном фанатизме, в политических взглядах. Формы антисемитизм принимает самые разные: Давайте попробуем если не понять, то хотя бы узнать, откуда произрастают корни этого явления. Гонения родом из язычества Сейчас можно с уверенностью утверждать, что уже в языческом мире были взращены первые побеги ненависти к иудаизму.

Антисемитизм. Почему не любят евреев?

Рассказать Рекоммендовать Враждебное отношение к евреям антисемитизм имеет глубокие и древние корни. Ненависть к иудеям существовала в самых разных обществах: Она была вызвана двумя ключевыми причинами: Отличие в нации и конфессии сделало евреев изгоями во многих странах и на много столетий. Антисемитизм стал одной из движущих сил самой страшной трагедии в истории человечества — Второй мировой войны. Возникновение Явление антисемитизма возникло в эпоху Античности в среде язычников Ближнего Востока.

Сегодня антисемитизм также может принимать форму резких анти- израильских выступлений. Родственный антисемитизму термин — юдофобия.

Несмотря на то, что французы предлагали перевести его из солдатского балагана в офицерский, он остался в том балагане, в который поступил с первого дня. В разоренной и сожженной Москве Пьер испытал почти крайние пределы лишений, которые может переносить человек; но, благодаря своему сильному сложению и здоровью, которого он не сознавал до сих пор, и в особенности благодаря тому, что эти лишения подходили так незаметно, что нельзя было сказать, когда они начались, он переносил не только легко, но и радостно свое положение.

И именно в это то самое время он получил то спокойствие и довольство собой, к которым он тщетно стремился прежде. Он долго в своей жизни искал с разных сторон этого успокоения, согласия с самим собою, того, что так поразило его в солдатах в Бородинском сражении, — он искал этого в филантропии, в масонстве, в рассеянии светской жизни, в вине, в геройском подвиге самопожертвования, в романтической любви к Наташе; он искал этого путем мысли, и все эти искания и попытки все обманули его.

И он, сам не думая о том, получил это успокоение и это согласие с самим собою только через ужас смерти, через лишения и через то, что он понял в Каратаеве. Те страшные минуты, которые он пережил во время казни, как будто смыли навсегда из его воображения и воспоминания тревожные мысли и чувства, прежде казавшиеся ему важными. Ему не приходило и мысли ни о России, ни о войне, ни о политике, ни о Наполеоне.

Ему очевидно было, что все это не касалось его, что он не призван был и потому не мог судить обо всем этом. Ему казалось теперь непонятным и даже смешным его намерение убить Наполеона и его вычисления о кабалистическом числе и звере Апокалипсиса. Озлобление его против жены и тревога о том, чтобы не было посрамлено его имя, теперь казались ему не только ничтожны, но забавны. Что ему было за дело до того, что эта женщина вела там где то ту жизнь, которая ей нравилась?

Кому, в особенности ему, какое дело было до того, что узнают или не узнают, что имя их пленного было граф Безухов? Теперь он часто вспоминал свой разговор с князем Андреем и вполне соглашался с ним, только несколько иначе понимая мысль князя Андрея. Князь Андрей думал и говорил, что счастье бывает только отрицательное, но он говорил это с оттенком горечи и иронии.

Михаил Эдельштейн. Антисемитизм Серебряного века

Posted on